Меню сайта

Область и районы
  • Одесса
  • Черноморск
      (Ильичевск)
  • Одесская обл.
  • Ананьевский р-н
  • Арцизский р-н
  • Балтский р-н
  • Белгород-Днестр-й
  • Беляевский р-н
  • Березовский р-н
  • Болградский р-н
  • Великомихайловский
  • Захарьевский р-н
      (Фрунзовский)
  • Ивановский р-н
  • Измаильский р-н
  • Килийский р-н
  • Кодымский р-н
  • Лиманский р-н
      (Коминтерновский)
  • Николаевский р-н
  • Окнянский р-н
      (Красноокнянский)
  • Подольский р-н
      (Котовский)
  • Овидиопольский р-н
  • Раздельнянский р-н
  • Ренийский р-н
  • Саратский р-н
  • Татарбунарский р-н
  • Тарутинский р-н

  • Николаевская обл.
  • Николаевский р-н
  • Очаковский р-н








  • ПРОСКУРИНА (РОМАНОВСКАЯ) Мария Ефимовна
    На главную > Персоналии

    Маша

    В 1939 году 17-летняя девчонка Маша Проскурина с хутора, расположенного неподалеку от станции Выгода под Одессой, поступила в одесскую школу медсестер на ул.Белинского.

    Жила на квартире на улице Чижикова напротив Привоза у добрейшей женщины тети Фроси. После тихой сельской жизни водовороты самого бойкого места в Одессе казались очень стремительными и страшными. Однако это была все лишь обычная городская жизнь.


    Военфельдшеры Мария Левицкая, Мария Проскурина (Романовская) и связистка штаба 134-го гаубично-артиллерийского полка (1941 год)

    Маше очень нравилось изучение медицины, общение с интеллигентными преподавателями, врачами, городскими девушками и ребятами. После тягот сельской жизни учение пролетело быстро и легко. На 22 июня 1941 года был назначен выпускной вечер.

    Однако жизнь распорядилась иначе. Началась война, и всех свежеиспеченных медработников оставили для дальнейшего обучения – фронт остро нуждался в хирургических медсестрах.

    В июле 1941 года Маша, которой было только 17,5 лет, была зачислена фельдшером 134 гаубичного артиллерийского полка 25-й Чапаевской дивизии. Это был кадровый полк, довоенного набора. Он состоял из грамотных офицеров и обученных солдат.

    - Меня очень любили там, – рассказывает Маша (теперь Мария Ефимовна). Называли только Машенькой или дочкой. За все время, пока я была в этом полку при мне ни разу не выругался ни один солдат. А ведь шла война! Лишь один был случай не очень ласкового отношения ко мне, когда я стала перевязывать раненого и вдруг поняла – он скончался. Я зарыдала, заголосила над ним, а один пожилой солдат всердцах закричал на меня: “Соплячка! Тебе в куклы играть!”

    Много жутко-страшного повидала Маша в обороне Одессы. Здесь было убито много ставших родными однополчан. Но здесь оборона шла очень организовано, а самое ужасное было еще впереди. В войсках не было ощущения, что город будут сдавать. Командование решило иначе – город был оставлен за сутки. Войска были перевезены на судах в Севастополь.

    - На этом страшном пути я впервые попробовала шампанское. Нам вместо фронтовых ста граммов выдавали бутылку шампанского на двоих в сутки. Я всегда меняла свою порцию на печенье. Желающих на такой обмен было хоть отбавляй, – рассказывает Маша.

    По дороге судно бомбили немецкие самолеты, а экипаж отстреливался из пулеметов. Все судно ходило ходуном. Выдержать было невозможно. “Выпила я свои полбутылки, замотала голову платком и проспала до самого Севастополя внизу, в трюме.”

    В Крыму было воевать еще страшнее, чем в Одессе. Убитые, раненые, физически и психически истощенные. Не раз Маша наблюдала такую картину: идет боец и еле-еле винтовку за собой волочит по земле. Берут его в медсанроту, моют, кормят, дают отоспаться и назад – на передовую, воевать.

    Все выносили люди, дрались не щадя живота своего. Организовано было все хорошо, без глупостей. Командовал обороной Севастополя генерал Петров, именем которого названа улица в Одессе. Его очень уважали и очень ему доверяли солдаты.

    Однако Верховное командование из стратегических соображений решило сдать Севастополь. Очень небольшую часть военных вывезли на самолетах и подводных лодках, а остальных просто бросили без снабжения продовольствием и боеприпасами.

    В последние дни обороны рядом с Машей разорвался снаряд. Лошадь неподалеку от нее убило, а Машу сильно контузило, она потеряла сознание, из ушей потекла кровь. Шел бой, все сочли Машу убитой, и она осталась лежать прямо на поле. Через сутки пришла в себя и начала искать свою часть. Ей посоветовали идти в штольни на берегу моря. Она пришла туда, но вскоре появились немцы и начался плен. Всех сбили в одну бесконечную колонну и погнали по дороге. Вдоль нее стояли женщины, и высматривали своих мужей и сыновей. Рядом с Машей в колонне шел офицер лет 28. Вдруг он сказал ей:
    - Снимай гимнастерку и бросай под ноги.
    - Не буду, не буду, там документы,
    – запричитала Маша.
    - Снимай немедленно!!! – приказал офицер так, что не выполнить было нельзя. Потом снял с себя белую нательную рубашку и велел надеть.

    На одном из поворотов, когда ни конвой сзади, ни конвой спереди ничего не видел, офицер вытолкнул Машу в группу женщин, стоявших с детьми.
    - Можно я вашего ребеночка на руки возьму? – спросила Маша.
    - Возьми, возьми.

    А была она в военной юбке, сапогах и белой нательной рубашке, что по тогдашней “моде” сошло за женскую одежду. Может, не заметили ее немцы, а, может, пожалели девчонку. Среди них ведь тоже люди попадались.

    А дальше была дорога домой на свой хутор под Одессу. Без корочки хлеба, без документов, по оккупированной территории.

    Кто-то кормил и давал ночлег, а кто-то гнал коромыслом подальше от своего двора: “Много вас здесь ходит!” Где-то пешком, где-то на подводе, однажды в тендере паровоза, добралась Маша до Одессы. Шли вдвоем вместе с подругой по несчастью Ириной из Тирасполя. Куда идти в Одессе? Конечно, к тете Фросе. Она приняла их двоих, как своих детей, помыла, обогрела, подлечила. И устроила на подводу, которая шла с Привоза на станцию Выгода. Так Маша оказалась дома. В селе стояли румыны, которые, как говорила мать Маши и моя бабушка Марфа Гавриловна: “Не злые, но очень, очень воровитые!”

    Жизнь в оккупации была не сахар, но все же это была жизнь. В апреле 1944 года Одесса была освобождена. Маша пошла в военкомат и затем снова на войну. Для начала ее отправили на штрафную работу – сопровождать эшелон с немецкими ранеными пленными. Поначалу отношение со стороны медиков эшелона было отвратительное. - Немецкая подстилка! – кричали ей некоторые, особо культурные. Но вскоре Маше удалось доказать, что она – не подстилка.

    Ее направили в 83-ю бригаду морской пехоты. Она состояла из настоящих дьяволов. Отчаянные и лихие ребята, как воевали, так и жили. Постоянно искали приключений и спиртного. И находили! Их ни на минуту нельзя было оставить без командира. Они тут же затевали скандал с кем-то, потому что их бричку не пропустили вперед, или по любой другой “уважительной” причине, устраивали мордобой и хватались за оружие. Одним словом, десантники.

    Вот с ними-то Маша и была до конца войны. Они никому в обиду её не давали! Служила она в медсанбате старшей хирургической сестрой у доктора Гухмана. Это был большой медицинский талант, который в полевых условиях умудрялся спасать раненых в живот.

    Проскурина М.Е. Наградной лист

    Он очень любил, ценил Машу, хотя во время операции мог в сердцах и ногой ударить за какую-то ошибку. Никто на него не обижался. Грех было обижаться на такого человека. Потом его забрали на повышение во фронтовой госпиталь. Как-то на одной из военных дорог в Венгрии машина Гухмана встретилась с колонной родной части. Движение остановилось, были объятия, поцелуи. Ведь у него было столько должников в бригаде! Он хотел забрать Машу с собой, но она не могла оставить своих “бандитов” и, особенно, одного из них – Станислава Романовского – заместителя командира минометного дивизиона, своего будущего мужа.


    Младший лейтенант медслужбы Мария Ефимовна Романовская
    в 2006 году

    Войну Маша закончила в звании младшего лейтенанта в Чехословакии. Потом моталась с мужем по гарнизонам, продолжала работать в медицине, вырастила двоих сыновей, один из которых пишет эти строки.

    "В нашей семье в День Победы всегда поднимается тост за того неизвестного офицера, который остался человеком в колонне военнопленных. Он доказал, что не всегда своя рубашка ближе к телу. Он думал не о себе, не о своих проблемах, а о молодой девочке, имени которой он не знал, шедшей рядом с ним на смерть. Он сумел ее спасти и продемонстрировал огромную высоту и силу человеческого духа. Вечная ему память!"

    Виктор Романовский
    Оригинал статьи, опубликованной в газете "Слава и честь", 16.12.2006 г.


    P.S. Мария Ефимовна Романовская скончалась 26.04.2015 года, не дожив две недели до 70-летия Победы...


    Источники:

    refrigerator.chat.ru/Masha.htm
    ОБД «Подвиг народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

    Материал подготовил к публикации Евгений Волосевич
    09.06.2015 г.
    Персоналии

  • Беляевка
  • Бецилово
  • Большой Буялык
  • Великий Дальник
  • Важное
  • Васильевка
  • Выгода
  • Граденицы
  • Дачное
  • Дослидное (Опытное)
  • Егоровка (Ферстерово)
  • Ильинка
  • Кагарлык
  • Каменка
  • Кубей
  • Лиманское
  • Мариновка
  • Маяки
  • Раздельная
  • Троицкое
  • Усатово
  • Яски














  • community@kraeved.od.ua        КРАЕВЕД 2013-2019       Открываем историю одесского края