Меню сайта

Область и районы
  • Ананьевский р-н
  • Арцизский р-н
  • Белгород-Днестр-й
  • Беляевский р-н
  • Березовский р-н
  • Болградский р-н
  • Великомихайловский
  • Ивановский р-н
  • Измаильский р-н
  • Килийский р-н
  • Кодымский р-н
  • Лиманский
      (Коминтерновский) р-н
  • Николаевский р-н
  • Одесса
  • Одесская обл.
  • Окнянский
      (Красноокнянский) р-н
  • Подольский
      (Котовский) р-н
  • Овидиопольский р-н
  • Раздельнянский р-н
  • Ренийский р-н
  • Саратский р-н
  • Татарбунарский р-н

  • Николаевская обл.
  • Николаевский р-н





  • Яндекс.Метрика


    История края
    А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

    Освобождение села Гандрабуры

    Наши односельчане, как и все жители бывшего Советского Союза, отмечают день 9 мая – всенародный День Победы, но мало кто из них помнит, что 31 марта 1944 года село Гандрабуры было освобождено от немецко-румынских оккупантов.

    Боевые действия за освобождение Правобережной Украины от фашистских войск проходили в ходе Днепровско-Карпатской стратегической операции (24 декабря 1943 – 17 апреля 1944 г.) Советских Вооруженных Сил, составной частью которой стала Уманско-Ботошанская наступательная операция (5 марта – 17 апреля 1944 г.) войск 2-го Украинского фронта (командующий – генерал армии И. С. Конев, начальник штаба – генерал-полковник М. В. Захаров, члены Военного Совета – генерал-лейтенант И. З. Сусайков и генерал-майор И. С. Грушецкий).

    Опишем кратко предысторию и ход этой операции. Уманско-Ботошанская операция проводилась после завершения Корсунь-Шевченковской битвы (24 января – 17 февраля 1944 г.), в результате которой были разгромлены два немецких армейских корпуса. После завершения битвы, в начале марта 1944 года 2-й Украинский фронт занимал оборону на рубеже Жашков – Звенигородка – Кировоград.

    После поражения противник перешел к обороне, закрепляясь на занимаемых рубежах, рассчитывая, что советские войска измотаны и в ближайшее время наступать не будут. Командованием Советских Вооруженных Сил было решено в короткие сроки подготовить новую операцию и нанести мощный удар по немецко-румынским войскам. При этом учитывалось, что после поражения в предыдущей битве гитлеровцы восполнить свои потери не успеют. Разведкой было установлено, что свободных резервов у противника не было, а части, которые противостояли войскам фронта, нуждались в пополнении и отдыхе. Таким образом, противнику пришлось бы снимать войска с других направлений и подвозить их в район предстоящих наступательных действий советских войск.

    18 февраля 1944 года маршалу И. С. Коневу была направлена директива Cтавки Верховного Главнокомандования, в которой предписывалось подготовить наступательную операцию для нанесения удара в общем направлении на Умань с задачей разбить уманскую группировку противника и овладеть рубежом Ладыжин – Гайворон – Ново-Украинка и дальнейшим наступлением с выходом на реку Днестр.

    На основе директивы был разработан план фронтовой Уманско-Ботошанской наступательной операции, который был представлен 26 февраля в Ставку И. В. Сталину.

    Замыслом операции предусматривалось разгромить 8-ю армию противника, рассечь войска группы армий «Юг» и отрезать пути отхода 1-й немецкой танковой армии в южном направлении, содействуя 1-му Украинскому фронту в ее разгроме. Главный удар планировалось нанести с рубежа Виноград, Звенигородка, Шпола в направлении на Умань, вспомогательный удар – из района Кировограда в направлении на Ново-Украинку.

    Маршал Советского Союза И. С. Конев в своих воспоминаниях «Записки командующего фронтом» (1972 г.) приводит оценку сил 2-го Украинского фронта:
    «В состав фронта были включены 40-я армия, 6-я, 2-я танковые армии, перешедшие из 1-го Украинского фронта. Состав войск фронта к этому времени увеличился до 691 тыс. человек. Из них непосредственное участие в бою принимали 480 тыс. человек. Фронт состоял из семи общевойсковых, трех танковых и одной воздушной армии...
    Мы имели 8890 орудий и минометов всех калибров (в том числе 836 зенитных орудий), 670 исправных танков и самоходно-артиллерийских установок, 551 самолет.
    Перед началом операции у нас было превосходство в людях, в артиллерии и в танках. В авиации силы сторон были примерно равны. Наши дивизии, к сожалению, еще не успели пополниться, в них насчитывалось до 4,5-5 тыс. человек, тогда как фашистские дивизии имели по 9-10 тысяч человек каждая».

    Противостоящие войска противника маршал И. С. Конев характеризует так:
    «В марте 1944 г. в полосе 2-го Украинского фронта оборонялась 8-я армия и часть сил 6-й немецкой армии, насчитывавшие 20 дивизий, в том числе 4 танковые и 2 моторизованные.
    Наиболее сильная группировка войск противника действовала на уманском направлении. В первом эшелоне находилось 17 дивизий, в резерве – 5 дивизий, из которых 3 танковые, находившиеся на доукомплектовании, располагались к северо-востоку от Умани, в 20-60 км от линии фронта. Более глубокие резервы противника сосредоточивались в удалении 80-150 км от линии фронта на важном естественном рубеже, проходившем по Южному Бугу в районе восточнее Брацлава и в районе Тульчина.
    В составе вражеской группировки в общей сложности имелось до 400 тыс. солдат и офицеров, около 3,5 тыс. орудий и минометов, до 450 танков и штурмовых орудий и около 500 самолетов. Хотя войска противника были сильно потрепаны в период Корсунь-Шевченковского сражения, однако они сохраняли боеспособность и могли оказать нашим войскам упорное сопротивление».

    Следует упомянуть, что в боевых действиях в составе сил противника участвовали румынские войска в составе 1-й, 4-й, 5-й, 7-й, 8-й, 14-й и 24-й пехотных дивизий; саперного, 9 охранных и 4 рабочих батальонов, которые были полностью разбиты в ходе операции.

    Утвержденный Ставкой Верховного Главнокомандования план предусматривал нанесение двух ударов: главный – в направление на Умань и далее к Днестру в направление Бельцы – Яссы; вспомогательный удар – на левом крыле фронта в общем направлении на Ново-Украинку. Наступление 2-го Украинского фронта тесно увязывалось с действиями соседнего 1-го Украинского фронта, который в это же время проводил севернее Проскуровско-Черновицкую наступательную операцию. Непосредственное руководство операцией и координацию действий 1-го и 2-го Украинских фронтов осуществлял лично И. В. Сталин.

    На направлении главного удара должны были действовать три общевойсковые и три танковые армии (4-я гвардейская, 27-я и 52-я общевойсковые, 5-я гвардейская, 2-я и 6-я танковые). Им предстояло прорвать вражескую оборону на фронте Яблоновка – Ольховец и наступать в общем направлении на Умань с задачей разгромить уманскую группировку противника и овладеть рубежом Ладыжин, Гайворон, Ново-Украинка.

    На вспомогательное направление удара были выделены 5-я и 7-я гвардейские армии, в задачу которых входили прорыв обороны противника на 18-километровом участке Шестаковка, Мухортовка и разгром его в районе Ново-Украинки, что обеспечивало успех наступления на главном направлении.

    Особое внимание было обращено на артиллерийской подготовке наступления: на главном направлении были сосредоточены основные силы – 3132 орудия и миномета, на один километр фронта приходилось 148 орудий; на вспомогательном направлении применялась артиллерия, непосредственно подчиненная этим армиям.

    Особенностью операции было ее проведение в условиях сильной весенней распутицы и плохих погодных условий, при этом было необходимо форсировать с ходу ряд крупных рек. Описывая ход боевых действий войск фронта, маршал И. С. Конев отмечает, что:

    «Из всех операций, проведенных фронтом, самой трудной была Уманско-Ботошанская. История войн не знает более широкой по своим размахам и сложности в оперативном отношении операции, которая была бы осуществлена в условиях полного бездорожья и весеннего разлива рек.

    Наступившая распутица и начавшиеся в первых числах марта дожди еще более ухудшили состояние грунтовых дорог, и движение автотранспорта на всем их протяжении было крайне затруднено. В местах подъемов и спусков без средств буксировки было невозможно въехать в гору или спуститься с горы. Мы мобилизовали для продвижения автотранспорта все. Для буксировки машин и перевозки грузов использовались все имеющиеся в частях тракторы. Выделены были для этой цели танки и бронетранспортеры. На отдельных участках для проталкивания машин создавались бригады из местного населения. Были мобилизованы весь имеющийся гужевой транспорт и вьючные подразделения.

    В моей памяти неизгладимы картины преодоления солдатами, офицерами и генералами непролазной липкой грязи. Я помню, с каким неимоверным трудом вытаскивали бойцы застрявшие по самые кузова автомобили, утонувшие по лафеты в грязи пушки, надсадно ревущие, облепленные черноземом танки. В то время главной силой была сила человеческая».

    Наступление советских войск началось 5 марта 1944 года в 6.54 утра мощным артиллерийским наступлением на направлении главного удара и развивалось успешно. Благодаря тщательной подготовке, был достигнут фактор внезапности, прорван первый рубеж обороны на протяжении 30-35 километров. В первый день наступления на главном направлении в сражение были введены 5-я гвардейская и 2-я танковые армии, а к концу дня передовые части продвинулись в среднем на 13 километров в глубину обороны противника.

    7 и 8 марта войска фронта отразили ряд мощных контратак противника, уничтожив почти все его армейские резервы. На третий день наступления войска с ходу форсировали реку Горный Тикич, на которой был оборудован последний оборонительный рубеж немецких войск на пути к реке Южный Буг, прорвали его и вышли на оперативный простор. Вслед за ними выдвигалась 6-я танковая армия. Впереди находились только разрозненные немецкие части. Преследование противника производилось стремительно, темпы продвижения светских войск были исключительно высокими – до 20 километров в сутки.

    Войска 5-й и 7-й гвардейских армий перешли в наступление на вспомогательном направлении 8 марта в 7.50 утра после 56-минутной артиллерийской подготовки. В тот же день им удалось прорвать оборону противника на участке шириной 12 километров и продвинуться в глубину до 7 километров.

    В течение 8 и 9 марта войска, наступавшие на уманском направлении, продвинулись на глубину до 25-30 километров и расширили фронт наступления до 170 километров. 10 марта войска фронта с ходу взяли город Умань, а передовые отряды, преодолев за четверо суток свыше 100 километров, вышли на реку Южный Буг и захватили ряд немецких переправ.

    Форсирование реки осуществлялось одновременно в 100-километровой полосе, где не было переправ – войска переправлялись на лодках и подручных средствах. Поскольку немецкая авиация смогла разрушить несколько захваченных советскими войсками мостов, то танки переправлялись по разведанным бродам. Немецкому командованию не удалось задержать советское наступление по реке Южный Буг ни на один день. К 15 марта все армии главного направления фронта оставили реку в своем тылу.

    Сразу за Южным Бугом в сражение была введена 6-я танковая армия, что позволило сохранить высокие темпы наступления к следующему рубежу по реке Днестр. 15 марта был освобожден город Дубно, 18 марта – Жмеринка. В ночь на 17 марта передовые части войск правого крыла фронта с ходу форсировали Днестр и захватили плацдармы южнее города Могилев-Подольск, который 19 марта был освобожден. К 20 марта плацдарм составлял уже 40 километров по фронту и 20 километров в глубину. Войска 2-го Украинского фронта первыми вступили на территорию Молдавской ССР.

    В итоге упорных десятидневных боев добились значительного успеха войска фронта на вспомогательном направлении и к 17 марта выполнили ближайшую задачу операции, к исходу дня 5-я гвардейская армия овладела Ново-Украинкой. Пройдя вперед до 70 километров, 20 марта войска армии вышли на реку Южный Буг и вели бои за город Первомайск, 21 марта на Южный Буг вышли войска 7-й гвардейской армии и завязали бои за переправы.

    О ходе развития наступления войск 5-й гвардейской армии в марте 1944 года генерал армии А. С. Жадов пишет в воспоминаниях «Четыре года войны» (1978 г.):
    «Под ударами гвардейцев, которые с каждым днем усиливались, фашисты поспешно отступали на запад. Дороги были забиты брошенной врагом техникой.
    Наши соединения не давали противнику ни минуты передышки. В частях создавались подвижные группы, усиленные пулеметами и минометами. Чтобы обеспечить поддержку пехоты в условиях распутицы, пушечные батареи дивизионной артиллерии перешли на конную тягу и неотступно следовали за батальонами. Подвижные группы проникали в тыл врага, сеяли там панику, перерезали ему пути отхода».

    * * *

    Директивой Ставки Верховного Главнокомандования от 22 марта 1944 года войскам 2-го Украинского фронта была поставлена задача силами левого крыла фронта нанести удар с рубежа Кодыма, Первомайск на юг по восточному берегу Днестра, овладеть рубежом Бендеры, Тирасполь, отбросить противника к Черному морю, не допуская отхода его за реку Днестр. Войска правого крыла фронта должны были выйти на Прут, на государственную границу, нанося одновременно удар двумя общевойсковыми и двумя танковыми армиями на юг по западному берегу Днестра с задачей овладеть рубежом Унгены, Кишинев.

    Во исполнение Директивы Ставки командование 2-го Украинского фронта внесло коррективы в план операции, о чем пишет маршал И. С. Конев:
    «5-я гвардейская танковая армия с утра 22 марта всеми силами должна была перейти в энергичное наступление на юг в общем направлении на Кодыму, Слободку, Ставрово, Тирасполь и к исходу дня занять район Слободки и станцию Обходная. К вечеру 28 марта войска армии должны были овладеть городами Бендеры и Тирасполь, захватить переправы на Днестре, отрезать пути отхода противнику на запад.
    53-я армия поворачивалась почти на юг и усиливалась до девяти дивизий с танковым полком. Ей приказывалось продолжать энергичное наступление, нанося главный удар в направлении на Балту и Котовск, к исходу 24 марта овладеть рубежом Кошары, Косы, Шляхетно. В дальнейшем армия должна была развивать стремительное наступление в общем направлении на Бендеры. При развитии наступления на юг армия должна была установить боевое взаимодействие с 5-й гвардейской армией.

    Уманско-Ботошанская наступательная операция: 5 марта - 17 апреля 1944 года


    5-й гвардейской армии к исходу 22 марта надлежало всеми силами форсировать Южный Буг и захватить плацдарм; с рассветом следующего дня перейти в решительное наступление, нанося главный удар правым флангом в общем направлении на Тридубы, Сталино. К исходу 24 марта армия должна была овладеть рубежом Точилово, Михайловка, Любашовка и в дальнейшем, используя успех 53-й армии, развивать наступление в общем направлении на Ананьев, Тирасполь».

    В соответствии с планом операции начались боевые действия за освобождение населенных пунктов Ананьевского района от немецко-фашистских и национал-румынских оккупантов войсками фронта, действовавшими на Тираспольском направлении в составе:
    – 5-й гвардейской армии (командующий – гвардии генерал-лейтенант А. С. Жадов, начальник штаба – гвардии генерал-майор Н. И. Лямин, член Военного Совета – гвардии генерал-майор А. М. Кривулин);
    – 53-й армии (командующий – генерал-лейтенант И. М. Манагаров, начальник штаба – генерал-майор И. И. Воробьев, член Военного Совета – генерал-майор П. И. Горохов);
    – часть сил 7-й гвардейской армии (командующий – гвардии генерал-полковник М. С. Шумилов, начальник штаба – гвардии генерал-майор Г. С. Лукин, член Военного Совета – гвардии генерал-майор А. В. Мухин).

    Непосредственное участие в боях на этом участке фронта принимали войска 33-го гвардейского стрелкового корпуса (командир – гвардии генерал-майор Н. Ф. Лебеденко, начальник штаба – гвардии полковник А. А. Комаров, начальник политотдела – гвардии полковник М. А. Хлызов), в который входили:
    – 9-я гвардейская воздушно-десантная Полтавская дивизия (командир – гвардии генерал-майор И. П. Пичугин, начальник штаба – гвардии подполковник A. Я. Горячев, начальник политотдела – гвардии подполковник А. К. Соболев),
    – 14-я гвардейская стрелковая Винницкая Краснознаменная дивизия имени Яна Фабрициуса (командир – гвардии полковник В. В. Скрыганов, начальник штаба – гвардии полковник И. В. Таранюк, начальник политотдела – гвардии подполковник А. Г. Скажухин),
    – 214-я стрелковая Кременчугско-Александрийская Краснознаменная дивизия (командир – генерал-майор Г. Н. Жуков, начальник штаба – подполковник Н. В. Соколов, начальник политотдела – подполковник В. Г. Яровой),
    а также части армейского и корпусного подчинения:
    – 29-я зенитная артиллерийская Первомайская дивизия Резерва Верховного Главнокомандования (командир – полковник М. А. Вялов, начальник штаба – полковник М. И. Кацев, начальник политотдела – полковник Ф. М. Курчанов);
    – 308-й гвардейский Кременчугско-Александрийский Краснознаменный минометный полк (командир – гвардии подполковник З. О. Гольдин, начальник штаба – гвардии майор Н. И. Усов, начальник политотдела – гвардии майор В. М. Киселев);
    – 67-й штурмовой инженерный саперный батальон (командир – гвардии капитан В. Г. Шинкаренко, начальник штаба – старший лейтенант М. Я. Проскуровский, замполит – капитан П. И. Журавлев);
    – 124-й отдельный гвардейский батальон связи (командир – гвардии майор А. П. Варенин, начальник штаба – гвардии капитан В. И. Заломихин, замполит – гвардии майор А. Б. Бражников).

    О ходе боев Иван Степанович Конев вспоминает: «В течение 22–23 марта войска правого крыла фронта продолжали бои по расширению плацдармов на правом берегу Днестра.
    На левом фланге в результате двухдневных упорных боев 5-я гвардейская армия 22 марта овладела важным железнодорожным узлом и сильным опорным пунктом обороны врага в среднем течении Южного Буга Первомайском, форсировала в этом районе Южный Буг и вела бои по расширению плацдарма. За день боя здесь было захвачено в плен свыше тысячи солдат и офицеров 198-й, 320-й, 376-й пехотных дивизий, 4-й горнострелковой и 2-й авиадесантной дивизии, 10-й моторизованной дивизии, 23-й и 24-й танковых дивизий немцев, а также солдат различных сводных частей румынской армии.
    На Ананьевском направлении противник по-прежнему сдерживал наше наступление, спешно отводя тылы и технику на западный берег Днестра.
    23 марта войска фронта на отдельных направлениях продвинулись до 20 км, овладели крупными железнодорожными станциями Тырново и Флорешты. В этот же день начался отход противника из района Котовска».

    Генерал пехоты Вермахта и военный историк Курт фон Типпельскирх, участник военного похода на СССР, в многотомном труде «История Второй Мировой войны» (1954 г.) характеризует обстановку, в которой действовали немецкие войска:
    «К концу марта 6-я армия, которой тем временем пришлось взять на себя также оборону и участка фронта переброшенной в другой район 1-й танковой армии, отошла за реку Тилигул, где закрепилась на новом оборонительном рубеже, примыкая левым флангом к 8-й армии западнее Ананьева у железной дороги Одесса – Львов. Снятые с этого фронта дивизии были переданы 8-й армии, оборонявшейся между Днестром, и Прутом, с целью усилить ее все еще очень слабую оборону и приостановить наступление русских в междуречье и в районе Яссы».

    Серьезным препятствием успешному продвижению советских войск было половодье, превратившее речку Тилигул в солидный водный рубеж, описанный генерал-лейтенантом И. А. Плиевым – командиром конно-механизированной группы, действовавшей на левом фланге 9-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, в своих воспоминаниях «Разгром «армии мстителей» (1967 г.):
    «Река Тилигул – коварное дитя природы. Набухшая от половодья, она покоится в долине, которая достигает одного километра ширины. Берега заболочены, дно илистое, топкое».

    Архивные документы свидетельствуют, что освободительные бои в районе села Гандрабуры завязались уже 29 марта. Зачистка села от оккупантов продолжалась до 2 апреля 1944 года. Но локальные боевые стычки с недобитыми силами противника на территории Ананьевского района происходили и после этого. О чем свидетельствует факт того, что «3 апреля в районе города Ананьев были обнаружены противотанковое орудие и пулеметные расчеты противника».

    Ход боевых действий по освобождению Ананьевского района отражен в оперативных сводках «Совинформбюро» за 1944 год:

    «29 марта. ...Юго-западнее города Первомайск наши войска, продолжая наступление, овладели районными центрами Одесской области городом Балта, Кривое Озеро, Большая Врадиевка, а также с боями заняли более 40 других населенных пунктов, в том числе крупные населенные пункты Любомирка, Посицелы 1-е и 2-е, Жеребково, Михайловка, Гвоздавка, Ивановка, Сырово, Адамовка, Мариновка и железнодорожные станции Кирилловка, Большая Врадиевка, Сырово, Заплазы, Чихачево, Жеребково, Перелет, Балта.

    30 марта. ...Юго-западнее города Первомайск наши войска с боями продвигались вперед и овладели районным центром Одесской области Любашевка, а также заняли более 60 других населенных пунктов, в том числе крупные населенные пункты Липецкое, Точилово, Ново-Георгиевка, Петровка, Боково, Софиевка, Яновка, Марьяновка, Ляхова, Гуляницкое, Тарасовка, Ново-Павловка. Нашими войсками полностью очищена от противника железная дорога на участке Первомайск – Слободка – Рыбница – Бельцы».

    Фронт войск 33-го гвардейского стрелкового корпуса, наступающих на интересующем нас участке фронта, выглядел так: в направлении на город Ананьев действовала 9-я гвардейская воздушно-десантная дивизия, на село Гандрабуры – 214-я стрелковая дивизия и на село Липецкое – 14-я гвардейская стрелковая дивизия.

    Мы предполагаем, что боевой порядок советских стрелковых подразделений и частей поддержки, освобождавших село, был построен следующим образом:
    – в направление западной части села наступал 41-й гвардейский стрелковый полк (командир – гвардии подполковник С. В. Жинжиков, начальник штаба – гвардии старший лейтенант А. А. Трофимов, замполит – гвардии майор Б. Ф. Барабанов), имевший на правом фланге 36-й гвардейский стрелковый полк (командир – гвардии подполковник В. Я. Попов, с 31.03.1944 г. гвардии полковник С. А. Воронков, начальник штаба – гвардии майор М. М. Галета, замполит – гвардии майор В. Ф. Петухов) 14-й гвардейской стрелковой дивизии, который действовал и на восточной окраине села Липецкое;
    – на центральную часть села действовал 776-й стрелковый полк (командир – майор С. И. Мезенцев, начальник штаба – майор С. П. Пилютин, замполит – майор П. С. Бирульчик) 214-й стрелковой дивизии;
    – в направление восточной части села наступал 788-й стрелковый полк (командир – майор И. Г. Дюсметов, начальник штаба – майор А. А. Архипов, замполит – майор Д. М. Чирикин), имевший на левом фланге 780-й стрелковый полк (командир – подполковник С. В. Юдин; начальник штаба – майор И. М. Лукьянов, замполит – капитан П. А. Серегин) 214-й стрелковой дивизии, действовавший и на 4-м участке (Молдаванке) города Ананьева.

    Артиллерийскую поддержку наступающих стрелковых частей обеспечивали дивизионы:
    – 33-го гвардейского артиллерийского полка (командир – гвардии подполковник В. И. Кутарев, начальник штаба – гвардии старший лейтенант И. З. Сороченко, замполит – гвардии майор М. Ф. Киршин),
    – 683-го артиллерийского полка (командир – майор Г. С. Никонов, начальник штаба – майор М. В. Гунченко, замполит – майор Н. А. Белов).

    Противотанковую оборону войск осуществляли батареи 6-го гвардейского истребительного противотанкового дивизиона (командир – гвардии капитан М. Г. Потиха, начальник штаба – гвардии капитан А. П. Царев, замполит – гвардии капитан В. М. Белов).

    Кроме этих сил, для решения боевых задач привлекались подразделения из:
    – 14-й гвардейской стрелковой дивизии: 13-й гвардейский саперный батальон (командир – гвардии майор С. А. Зеленков), 11-я гвардейская мотострелковая разведывательная рота (командир – гвардии капитан С. С. Ахба), 16-я гвардейская рота связи (командир – гвардии майор А. П. Курченко), отдельный гвардейский разведывательный кавалерийский эскадрон (командир – гвардии лейтенант А. И. Трубенко);
    – 214-й стрелковой дивизии: 403-й саперный батальон (командир – майор В. Н. Пенкин), 302-я разведывательная рота (командир – лейтенант А. П. Миронов), 1453-я рота связи (командир – старший техник-лейтенант Т. Г. Кудлай).

    * * *
    10.03.2015 г. © Виктор Парфентьев
    Перепечатка статьи поощряется при условии размещения ссылки (гиперссылки) на наш сайт.


    Издание 2-е, исправленное и дополненное
    архивными и боевыми документами воинских частей Красной Армии, оперативными сводками Советского Информационного бюро «Совинформбюро», выступлениями руководителей Советского Государства и иерархов Русской Православной церкви.
    2017 г. © Виктор Парфентьев
    Ананьевский р-н
    Интерактивные карты
  • OpenStreetMap
  • Яндекс карты
  • Карты Google


  • Херсонская губ.
  • Одесская губ.


  • Ананьев
  • Гандрабуры
  • Долинское
  • Новогеоргиевка



  • community@kraeved.od.ua        КРАЕВЕД © 2013-2017        Открываем историю одесского края